Истина любит критику





Ещё один критерий выдвинул Д. Дидро: «Истина любит критику, от неё она только выигрывает; ложь боится критики, ибо проигрывает от неё». Действительно, по недопустимости критики можно выявить ошибочность, например, «советской мичуринской биологии» Лысенко, за разоблачение которой полагалось тюремное заключение, или теории о построении коммунизма, сомнения в которой считались антисоветской пропагандой, за что по действовавшему Уголовному кодексу в СССР полагалась высшая мера наказания. В нашей стране Академией Наук, а раньше и компартией была запрещена критика теории относительности А. Эйнштейна. Даже сейчас академик Э. П. Кругляков называет критикующих теорию Эйнштейна «невеждами — лжеучеными». Это как минимум наталкивает на сомнения в истинности теории относительности, должно настораживать начинающего ученого и вызывать в ней сомнения. Однако в условиях демократии и свободы выражения самых абсурдных мыслей этот критерий работать перестает. Критериями научной истины интенсивно занимаются западные философы-неопозитивисты, предложившие, в частности, принцип верификации или эмпирической подтверждаемое. Согласно этому принципу утверждение научно, если оно верифицируемо, т. е. может быть в принципе проверено опытом или экспериментом. Например, утверждение, что «площадь круга равна nR2» научно, так как может быть проверено измерениями. В споре же атеиста, утверждающего «Бога нет», и верующего — «Бог есть», ни первое, ни второе утверждение в принципе проверить нельзя. Поэтому подобный спор ненаучен, и напрасно вмешивались в него советские ученые. Бесполезность таких споров стала очевидна ещё в средние века, когда Блаженный Августин сказал: «Перед верой меркнут все достижения разума».
Яндекс.Метрика