А. И. Соболевский





Определенный А. И. Соболевским круг новых памятников русско-чешского культурного общения в древнейший период, какие бы оживленные споры он ни вызывал, не мог однако отвлечь внимание ученых от бесспорных и оригинальных памятников вацлавского цикла. Интерес к ним особенно оживился в конце 20 — начале 30-х годов текущего столетия в связи с исполнившимся в 1929 г. тысячелетием гибели Вячеслава. Особо значительным вкладом в науку явился изданный в 1929 г. под редакцией И.Вайса «Сборник старославянских литературных памятников о св. Вацлаве и св. Людмиле», где опубликованы буквально все славянские тексты (как кириллические, так и глаголические) о Вячеславе и Людмиле. Публикациям предшествуют отдельные небольшие вступительные статьи И. Вайса, Н. Серебрянского и И. Вашицы. Как правило, они подводят итоги изучению того или иного памятника. Наиболее новыми являются высказывания Н. Серебрянского относительно проложной редакции житий, местом возникновения которых он считает юг Киевской Руси, несмотря на то, что древнейшие списки их явно северного происхождения. Обширные исследовательские статьи чешских ученых, посвященные всем сторонам вацлавской проблематики, были изданы в двухтомном Святовацлавском сборнике, однако славянским памятникам в этом сборнике не уделялось большого внимания, если не считать статей Я. Славика «Младшая славянская легенда о св. Вячеславе и ее значение в свете критики латинских легенд» и М. Вейнгарта «Первая церковно-славянская легенда о святом Вячеславе».

В эти же годы, но независимо от Вацлавского юбилея и вне этой проблематики, Н. К. Никольский выдвинул гипотезу о существовании в Моравии и Чехии памятника, специально посвященного происхождению и раннему этапу истории славян, следы которого он находит в «Сказании о преложении книг», вошедшем в состав «Повести временных лет». Н. К. Николь - кий вполне допускал, что реконструируемый им памятник попал в Россию через Чехию, где таким образом он бытовал и после гибели Великой Моравии. Гипотеза Н. К. Никольского не встретила поддержки ученых, однако даже наиболее решительные оппоненты Никольского, не допуская существования отдельного памятника, не отрицали, что предания из Моравии дошли до Руси и, т. е. в принципе признали, что эта часть моравско-чешского наследства отразилась в культуре древней Руси.

Яндекс.Метрика