Чешское наследие в древней Руси





Вопрос о чешском наследии в культуре древней Руси относится к числу тех проблем славистики, внимание и интерес к которым непрерывно возрастает.

Вопрос этот можно назвать узловым. От решения его зависит выяснение не только картины межславянских контактов, но и важнейших сторон в истории древнерусской культуры, не говоря уже о древнейшей чешской литературе на старославянском языке. В последнее время науку занимает прежде всего именно этот последний аспект проблемы. Ведь едва ли не полностью, за сравнительно небольшими исключениями, памятники древнейшего периода чешской литературы дошли в русских списках и русской редакции. Вот почему определить объем и характер чешского наследия в древней Руси — это в значительной мере решить вопрос об объеме и характере славянской литературы в Чехии.

. Рассматриваемый вопрос чрезвычайно осложняется необходимостью отделить памятники собственно чешского происхождения от великоморавского литературного наследия, которое могло прийти на Русь необязательно чешским путем. Возможность балканского пути распространения этой культуры на Руси тем более необходимо иметь в виду, что прямые данные говорят о том, что ученики Кирилла и Мефодия нашли пристанище себе именно на Балканах, а не в Чехии.- Задачи исследователя облегчаются, когда речь идет о такой эпохе, где факты прямого общения между Чехией и Русью бесспорны. Так, к настоящему времени совершенно определенно установлено, что Сазавский монастырь, служивший в период своего существования (1033— 1096 гг.) опорой для развития славянской письменности в Чехии по крайней мере во второй половине XI в., судя по совершенно определенным историческим данным, становится центром весьма оживленных культурных контактов между Чехией и Русью. Но и в этой казалось бы ясной сфере культурного общения для нас в действительности далеко не все ясно. Наиболее важными нам представляются здесь два вопроса. Во-первых, имел ли что-то преемственное Сазавский монастырь с Кирилло-Мефодиевой традицией на территории,, когда-то входившей в состав Великой Моравии, а теперь включенной в состав Чешского государства? И, во-вторых, каким могла быть литературное общение, в том числе даже в сфере литургических текстов, между католической Чехией и православной Русью. Если по многим вопросам расхождения между католической и православной церковью были не столь уж велики, то в форме, в составе богослужения они были более чем ощутимы, и решительно не могло быть и речи о возможности хоть как-то приспособить католические молитвословия вечерни к ничего общего с ними не имеющему православному всенощному бдению.

Яндекс.Метрика