История чешской культуры





В свое время, поднимая на щит роль «католического барокко» в истории чешской культуры, сторонники школы Пекаржа особо выделяли деятельность ученого иезуита Богуслава Бальбина (1621—1688). Они много и тенденциозно писали о так называемой бальбиновской традиции, якобы примирившей два противоборств воевавших прежде начала — католицизм и национально-патриотические традиции чешской культуры. Отсюда, по их мнению, исходила подлинная программа национального возрождения. Деятельность Б. Бальбина привлекла к себе внимание и других буржуазных исследователей. Одни писали о нем с симпатией, как о патриоте, другие использовали его биографию для реабилитации роли ордена иезуитов в истории чешского народа.

Оценкой роли Б. Бальбина занимались также советские и чехословацкие ученые-марксисты, отмечая связь его деятельности с развитием культуры чешского побелогорского мещанства. Действительно, Б. Бальбину и группировавшемуся вокруг него в 1660—1680-е годы кружку единомышленников было присуще стремление примирить, согласовать идеи патриотизма с духом правоверного католицизма. Но именно в этом стремлении были заложены истоки тех вопиющих противоречий, которые логикой вещей приводили их, и прежде всего самого Б. Бальбина, не к согласию с тезисами контрреформации (как ошибочно утверждала школа Пекаржа), а к конфликту с ними.

Б. Бальбин лучше всех остальных его Членов осознал упадок, который переживали во второй половине XVII в. Чешские земли. И потому в мировоззрении Б. Бальбина значительное место занимают религиозно-политические проблемы, в частности — отношение к гуситскому революционному движению. Оценивая его в целом отрицательно, он не проявил, тем не менее, характерного для своего времени религиозного фанатизма. Он довольно реалистически судил о религиозно-политических догмах, усматривая в этом определенные политические интересы. Это еще не было признанием тезиса о веротерпимости, но уже содержало некоторые его предпосылки.

Яндекс.Метрика