Литовцы





Литовцы, латыши и эстонцы в подавляющем большинстве родным языком считают язык своей национальности. В Латвийской ССР из общего числа латышей указали родным языком русский только 1,4%; эстонцы, живущие в Эстонской ССР,— 0,5%; литовцы, живущие в Литовской ССР,— 0,1%. Несколько выше этот процент у литовцев, латышей и эстонцев, проживающих за пределами своей национальной республики, в других Прибалтийских республиках. Так, из общего числа эстонцев Латвийской ССР 25% считают своим родным языком русский и 12% — латышский. Из общего числа литовцев, живущих в Латвийской ССР, 18% считают своим языком латышский и 3,5% — русский. Интересно отметить, что население, указавшее язык другой национальности своим родным языком, живет преимущественно в городах, где процесс этнического смешения всегда был более интенсивным, чем в сельских местностях.

Во время экспедиционных работ в восточных, особенно пограничных с РСФСР и БССР районах Латвийской ССР, наряду с широко распространенным двуязычием (а местами и трехязычием) нами выявлены случаи несовпадения у местных жителей национального самосознания с родным языком. В этих районах встречаются говоры, которые являются результатом длительного процесса смешения в бытовой речи двух или даже трех различных языков: например, латышского (в его латгальском диалекте), русского и польского или латышского, белорусского и польского, в частности в Лудзенском и Краславском районах Латвийской ССР. В подтверждение сказанному приведем некоторые примеры.

Так, русские пограничных с Латвией деревень Псковской областей отличают себя обычно от русских — старожилов Латвии (в прошлом православных и нередко находящихся с ними в родственных отношениях). Они подчеркивают: «Мы русские, а они поляки, мы говорим по-русски, а они латышат». Особенно пеструю картину представляет сельское старожильческое население Краславского района Латвийской ССР, где длительное время в тесном контакте живет латышское (латгальское), белорусское и польское крестьянство. Среди населения этого района имеется группа жителей, называющих себя шутливо «белохвостики» (по вероисповеданию в прошлом католики). На вопрос, кто они по национальности, обычно слышишь такой ответ: «Мы сами не знаем кто: белорусы или поляки, или латыши. Язык наш польский. Но мы не понимаем поляков, приезжающих из Польши». Этнографическое изучение населения северо-восточной части Латвии приводит к заключению, что в прошлом здесь имело место обрусение латышей и олатышивание русских, сопровождавшееся сменой родного языка и изменением национального самосознания. Это происходило, по-видимому, совсем недавно — еще на памяти старшего поколения современных жителей. В юго-восточной части Латвии проходило обелорусивание латышей, олатышивание и ополячивание белорусов, что также привело к аналогичным явлениям.

Яндекс.Метрика