Немногочисленные иноземцы





Но эти немногочисленные иноземцы не могли повлиять сколько-нибудь серьезно на развитие древнерусских городов. Они уже во втором-третьем поколениях ассимилировались русскими, как это произошло в более поздний период с татарами, сурожанами-итальянцами и многочисленными «немцами» в Москве.

Здесь мы подходим к одной из интереснейших проблем этнографии города.

Ясно, что лишь на ранней стадии своего существования город мог сохранить такой однородный этнический состав, как мы говорили выше. И чем более оживленной была городская жизнь, тем раньше приток населения приводил к усложнению его этнического состава. В таких городах, как Киев, даже самые ранние слои не дают в этом отношении однородной картины. Здесь черты племенного наряда с самого начала были стерты. Но ясно, что наряду с полянами в Киеве жили, например, тиверцы — при раскопках найдены характерные для них привески. В Новгороде в слое XI—XIII вв. найдены украшения, принадлежавшие не только словенам, но и кривичам, вятичам и радимичам. Это и понятно. Ведь крупные центры притягивали издалека и славянское и неславянское население.

Но важно отметить, что первоначальное этническое ядро городского населения в дальнейшем обычно успешно ассимилировало инородные элементы и в основном определяло этническое лицо города. Это особенно ясно видно на примере Москвы. Возникнув как небольшой городок, населенный только вятичами, Москва в дальнейшем принимала иногда очень крупные группы населения как из других восточнославянских земель (Чернигово-Северской, Новгородской и т. п.), так и из стран, совершенно чуждых по языку и культуре. Кроме упомянутых выше иноземцев, в Москве целыми слободами селились, например, грузины, армяне. Но, несмотря даже на такую обособленность поселений (слободы), уже через одно-два столетия все «московские иноземцы» ассимилировались, восприняли русскую культуру и, вероятно, характерный для данного района «акающий» говор.

Яндекс.Метрика