Определенное понятие





Итак, нет никакого сомнения в том, что в окружающем славян мире в VI—X вв. существовало вполне определенное понятие о них как о широкой этнической общности, основанной, разумеется, на единстве происхождения и языковом родстве. В качестве термина, означающего эту общность, укоренилось в конце концов всюду — и в сочинениях византийских писателей и арабских географов, и в анналах и хрониках франкского и немецкого происхождения — коренное этническое наименование — славяне, хорошо известное всем трем ветвям славянского этноса. Последнему обстоятельству очень большое значение придавал М. Н. Тихомиров. Напомним к тому же, что некоторые сочинения иностранцев сообщают сведения и о некогда существовавшем политическом единстве славян.

Вместе с тем характерной чертой византийских, арабских франкских и немецких известий о славянах является указание на их политическую раздробленность, отличия в общественном быте и обычаях. Такое ясное представление о множественности славянских племен и народов, об их политической обособленности и различиях в общественном строе и образе жизни вполне отвечает всему тому, что известно о славянах на основании как более поздних письменных, так и современных археологических источников. Оно отражает важнейшие процессы, происходившие тогда в славянском мире,— процессы зарождения и формирования раннефеодальной государственности и образования самостоятельных славянских народностей на всей славянской территории, включая и территорию полабо-прибалтийских славян, о чем мне уже неоднократно приходилось писать.

Но, если в византийской, арабской и франко-немецкой письменной традиции существовало определенное понятие славянской общности, естественно возникает вопрос, каким образом, вопреки реальной политической и отчасти культурной и этнической неоднородности славянского мира, оно могло возникнуть? Поскольку сами источники не дают ответа на этот вопрос, возникает логическая возможность неоднозначного его решения. Во-первых, можно предположить, что понятие славянской общности сложилось в неславянской литературной традиции на основе многочисленных и разнообразных контактов и наблюдений над славянами, путем синтеза конкретных знаний о славянском мире с библейскими представлениями о происхождении народов. И тогда понятие славянской общности, т. е. единство происхождения славян и родства славянских языков, окажется прежде всего логической научной комбинацией, филологической по преимуществу. Более того, можно будет настаивать на том, что понятие славянской общности возникло прежде всего вне славянского мира, а у славян оно появилось только как вторичное, трансплантированное им или усвоенное ими понятие, а следовательно, нет нужды и придавать этому фактору сколько-нибудь существенного значения в процессе формирования национального самосознания славянских народов в раннем средневековье. Именно на такой точке зрения стоят названные выше чехословацкие историки.

Во-вторых, вполне закономерно предположение, что понятие славянской общности в том виде, в каком оно определено выше, было усвоено окружающим славян миром из славянской среды, в которой сохранялись представления об общем происхождении и в которой были широко распространены в качестве самоназвания термины «славяне», «славянский язык».

И наконец, нельзя исключать третьего решения вопроса: понятие славянской общности в неславянской, прежде всего византийской и арабской письменности, могло сформироваться в результате синтеза существовавших у славян и известных их соседям прямо или через посредников (показательна в этом смысле готская традиция Иордана) исторических преданий об общности происхождения славянских племен и народов с конкретными наблюдениями путешественников-купцов, военных и политиков над языком и обычаями славян и диктуемыми библией представлениями об единстве происхождения человеческого рода.

. Для того чтобы избрать одно из сформулированных таким образом решений, необходимо, думается, обратиться соответствующим показаниям источников славянского происхождения. К сожалению, славянские памятники письменности возникли позже основных разобранных выше источников иностранных. Но это обстоятельство ни в коем случае не может предрешить решения вопроса в пользу первого варианта, отстаиваемого Ф. Граусом или Л. Гавликом.

Яндекс.Метрика