Происхождении славянского самосознания





Нетрудно заметить, что выраженный таким образом тезис о происхождении славянского самосознания в раннесредневековом славянском обществе находится в остром противоречии с установившейся в советской и зарубежной историографии точкой зрения, исходящей из того, что сознание общности происхождения было свойственно славянским народам уже на очень ранних ступенях их развития. На этой точке зрения, хотя, может быть, и не формулируя ее достаточно четко и определенно, как не сформулировал в свое время ее и я, стоит большинство наших историков-славистов. В очень определенной форме высказал ее в последнее время польский славист Г. Лябуда, а до него советский историк М. Н. Тихомиров

В задачи настоящего сообщения и входит попытка разобраться в том, насколько обоснованной можно считать новую трактовку вопроса о происхождении у славянских народов славянского самосознания в новейших трудах части чехословацких ученых. Логика исследования подсказывает, что начинать следует с анализа позднеантичной и раннесредневековой литературной традиции.

Уже античные источники (Тацит — в I в. н. э., Птолемей — во II в. н. э.) упоминают славян как целое под общим именем венедов. В дальнейшем это общее для славян наименование прочнее сохранилось на Занаде, в то время как в пределах Восточноримской, а затем Византийской империи очень быстро распространилось другое — славяне, о чем свидетельствуют сочинения Прокопия Кессарийского, Иордана, Иоанна Эфесского, Феофилакта Симокатты и др. При этом необходимо отметить, что позднеантичная и раннесредневековая византийская традиции дают все основания полагать, что уже в то время на юго-востоке Европы прекрасно отдавали себе отчет в том, что славяне — собирательное наименование, означающее некую широкую этническую общность, охватывающую множество более мелких этнических единиц. Особенно важны в этом отношении показания жившего в Византии готского историка Иордана.. В другом месте своего труда готский историк VI в., вновь возвращаясь к венедам, подчеркивает общность их происхождения: «Эти (венеты) происходят от одного корня и ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов».

То обстоятельство, что такое общее наименование, как венеды, а затем славяне, могло распространиться в соответствии с уровнем географических и этнографических знаний, а порой и просто по традиции на племена неславянского корня, равно как и появление самих славян в византийских источниках под другими традиционными именами, например под именем скифов, ни в какой мере не может поколебать того факта, что в VI в. в Византии существовало твердое понятие о славянах как широкой этнической общности.

Яндекс.Метрика