Развитое общеславянское сознание





Иными словами, нашедшее на страницах Анонима развитое общеславянское сознание синтезировалось на основе прежде всего местных традиций, опыта политического развития и в какой-то мере влияния западных представлений о славянах.

Но если славянская идеология Галла-Анонима была, таким образом, результатом известного синтеза, то в еще большей мере синтез этот должен быть характерен для Чехии, где так или иначе долго сохранялся славянский язык в богослужении и чувствовались отзвуки просветительской деятельности Кирилла и Мефодия.

Об аналогичном синтезе нужно, очевидно, говорить, переходя к проблеме славянского самосознания в Киевской Руси. Замечательным памятником его является труд Нестора, тоже возникший в начале XII в.

«По мнозех же времянех,— пишет летописец,— сели суть Словени по Дунаеви, где есть ныне Угорська земля и Болгарська, и от тех Словен разидошася по земле и прозвашася имены своими, где седше на котором месте, яко пришедше седоша на реце имя - нем Морава и прозвашася Морава, а друзии Чеси нарекошася, а се ти же Словени Хровате Белии и Серебь и Хорутане. Волхом бо нашедшем на Словене на Дунайския и седшем в них и наси - лящем им. Словени же ови пришедше седоша на Висле и прозвашася Ляхове, а от тех Ляхов прозвашася Поляне. Ляхове друзии Лутичи, ини Мазовшане, ини Поморяне. Такоже и ти Словене пришедше и седоша по Днепру и нарекошася Поляне, а друзии Древляне, зане седоша в лесех, а друзии седоша межю При - петью и Двиною и нарекошася Дреговичи. Инии седоша на Двине и нарекошася Полочане, речьки ради, яже втечеть в Двину, имя нем Полота. От сея прозвашася Полочане. Словени же седоша около озера Илмеря, и прозвашася своим имянем и сделаша град и нарекоша и Новъгород. А друзии седоша по Десне и по Семи и по Суде и нарекошася Север. И тако разидеся словеньский язык тем же и грамота прозвася Словеньская» .

Для писателя, задумывавшегося над вопросом, «откуда есть пошла русская земля, кто в Киеве нача первее княжити и откуда руская земля стала есть», такое обращение к славянской праистории, по-видимому, представлялось совершенно необходимым. При этом сознание славянского единства у Нестора, как и в сочинениях Галла-Анонима и Козьмы Пражского, нисколько не мешало четкому представлению, что речь идет не об одной, а о группе самостоятельных родственных народностей. Сознание славянского единства не противоречило, не вступало таким образом в конфликт с развивающимся на Руси национальным самосознанием. Скорее наоборот. Именно стремление понять себя как особую народность, определить место этой народности в тогдашнем цивилизованном мире, прежде всего в семье народов Европы и Средиземноморья, ответить на вопрос, «откуда есть пошла руская земля», и побуждала обращаться к эпохе, понимаемой как эпоха славянского этнического единства.

Яндекс.Метрика