Святополк





Такое утверждение находится в очевидном противоречии с фактами. Святополк, повсеместно именовавшийся Окаянным, нигде, и уж конечно не в Киеве, и никем на Руси не рассматривался как символ ее единства, а, наоборот, как братоубийца, сеявший рознь и вражду. Об этом говорят решительно все летописи и все без исключения памятники, связанные с Борисом и Глебом, независимо от того, когда и где они возникли.

Но и если посмотреть на вопрос о роли чешских памятников с другой стороны, взяв их как бы в чистом виде, без вставок, приближавших их к пониманию русского читателя, то очевидным будет их направленность именно против «междоусобной брани на Руси». В чешских памятниках русский читатель находил столь знакомые ему по собственной истории образцы, как бабка — княгиня — христианка и ее внук, утверждающий христианство в стране. Даже и без разительной аналогии в обстоятельствах убийства Вячеслава и Бориса и Глеба это одно приближало образы чешских князей к русскому читателю. Ум средневекового человека всегда стремился отыскать уподобления, аналогии, как бы вводящие описываемые им явления во что-то общее для рода человеческого. Жития полны сравнений, подобно тому как Новый Завет наполнен ссылками на Ветхий: Сравнения и даже уподобления, к которым прибегает средневековый писатель, как бы ставят на свое место то или иное событие, открывают его непреходящий смысл. Но это общее положение для Руси XI в. дополнялось тем важным обстоятельством, что речь шла. о людях и событиях в родственной славянской стране. В этом отношении очень показателен контекст, в котором в «Повести временных лет» говорится о чехах: «... А друзии Чеси нарекошася, а се ти же Словени» .

Яндекс.Метрика