Точка зрения на проблемы славянского самосознания





Что же касается конфликтов между раннефеодальными славянскими государствами, о которых говорит Файн, то факт этот общеизвестен. Формулируя свою точку зрения на проблему славянского самосознания в эпоху раннего средневековья, я отнюдь не отвлекался от анализа политических противоречий в славянском мире, как это легко можно увидеть, ознакомившись с моими исследованиями. Более того, именно учет этих конфликтов, как и исследование общего политического развития стран Центральной и Восточной Европы в X — XI вв., побудил меня подчеркнуть, что «сознание единства происхождения и языковая близость славян не заслоняли от современников факты их самостоятельного национального существования». «Несмотря на родство и ярко выраженную тогда общность культуры всех славянских народов,— подчеркивал я,— анализ политического развития восточного и западного славянства приводит к выводу, что главным, направляющим процессом в это время был процесс образования в основном этнически однородных раннефеодальных государств».

Итак, не некая трансплантированная в X—-XII вв. мессианистическая славянская идея или панславистская идеология XIX в., а сознание общности происхождения и языкового родства — вот о чем конкретно идет речь, когда встает вопрос о славянском самосознании у славянских народов X—XII вв. Что касается культурной общности, то имеется в виду, конечно, общность неоднократно отмеченной археологическими исследованиями материальной культуры, что не исключает, впрочем, заметной специфики развития материальной культуры в отдельных славянских землях. Такая трактовка культурной общности, естественно, отнюдь не воспроизводит характерную для славяноведения

XIX в. романтическую трактовку культурной общности славянских народов, которую современный чехословацкий исследователь Л. Гавлик вполне правильно определяет как научную фикцию.

Яндекс.Метрика