Защита славянского, в частности чешского языка





Берущая начало от «Защиты славянского, в частности чешского языка» Б. Бальбина, форма «защит» и апологий чешского языка и литературы с 70-х годов становится одним из излюбленных способов проявления национального самосознания чешского народа. Эта форма, получившая развитие в конце XVIII — начале

XIX в., не достигала, впрочем, здесь такой степени распространения и не имела столь значительной традиции, как в родственной Словакии, где проблема спасения этнической самобытности народа в силу экономических и политических причин ставилась острее.

Сильное общественное звучание приобретает в Чешских землях в середине XVIII в. историческая наука. Для этого имелись свои причины. К опыту истории, особенно к осмыслению эпохи гуситского революционного движения, в Чешских землях обращались выразители настроений крестьянства и социальных низов города, мещанства. Приверженцы шляхты также искали в истории аргументы в защиту ее сословных привилегий. И вместе с тем, пожалуй, нигде груз контрреформации и мертвящее влияние феодально-клерикальной идеологии не сказывались с такой силой, как в исторических дисциплинах.

В итоге историография выдвинулась к середине XVIII в. в общественно-политической жизни Чешских земель на одно из первых мест, превратилась в арену острейшей идейной борьбы.

К середине XVIII в. феодальная идеология вступила во все более усиливавшееся противоречие с объективным ходом развития социально-политической и культурной жизни в Чешских землях, ставших одним из наиболее экономически развитых центров мануфактурного производства Австрийской империи прежняя национально-патриотическая традиция, несшая на себе отпечаток Духа контрреформации (мы видели проявление этого в трудах конца XVII — первой половины XVIII в.), уже переставала соответствовать задачам дальнейшего развития чешской культуры и общественной мысли. Простое повторение некоторых ее положений при известных обстоятельствах приобретало консервативный и даже реакционный характер. Яркой иллюстрацией этого может служить знаменитая дискуссия середины 1760-х годов вокруг критического комментария Г. Добнера к «Чешской хронике» — сочинению чешского католического писателя XVI в. В. Гайка, впервые изданному в 1541 г. Данный спор, одним из участников которого был A. Л. Шлецер, приобрел широкую международную огласку и открыто политический смысл. Г. Добнер выступал с прогрессивных позиций, защищая интересы развития чешской культуры. Он подчеркивал, что патриотическая задача науки заключается не в бездумном повторении вымыслов и искажений средневековых хронистов, как бы они ни были приятны для национальных чувств, а в тщательной проверке источников, исправлении ходячих мнений и критике во имя поисков истины. Это была поистине трансформация старого понимания национально-патриотической традиции, принципиально иной подход, логически завершавший усилия предшественников Г. Добнера и сочетавший ее с коренными требованиями философии Просвещения.

Яндекс.Метрика